Авторизация



Погода

GISMETEO: Погода по г.Корсаков

Баннеры

Сервер 'Россия Православная'

Яндекс цитирования
Rambler's Top100

Кто на сайте?

Сейчас на сайте:
  • 42 гостей
Новые пользователи:
  • Николай
Всего пользователей: 32

DatsoGallery Ultimate



DG Slideshow

AllVideos Reloaded

Phoca Gallery Image Module

10
Image Detail

Phoca Gallery Tree Module

Фото из галереи

Опросы

Как Вы относитесь к идее создания Детской Морской Флотилии на базе Монастыря
 

Статистика

Пользователей : 884
Статей : 276
Ссылки : 15
Просмотрено статей : 444266

Phoca Gallery Menu Module

Календарь

Пост имени губернатора PDF
История Сахалина - Юбилеи 2010 года
Добавил(а) Елена   
23.11.09 21:48
Оглавление
Пост имени губернатора
Страница 2
Страница 3
Все страницы

Пост имени генерал - губернатора…

 

История нашего города – это история российского присутствия на Сахалине, всех его побед и поражений, уходов и возвращений.
Корсаковцы по праву горды и тем, что наш город признан старейшим городом на острове, и тем, что основателем города является легендарный Геннадий Невельской, и тем, что сохранила история все детали рождения начала жизни города…

 

 

История нашего города – это история российского присутствия на Сахалине, всех его побед и поражений, уходов и возвращений.

Сколько лет Корсакову? Ответ есть определенный и несомненный, и все же …

Всего лишь фрагмент сахалинского берега длиною в несколько сот метров, а сколько с ним связано!

Почему именно здесь расположились почти встык друг к другу несколько айнских селений – Томари-Анива, Кусун-Котан, Хатха-Томари – понятно: удобно, защищенно, сытно.

Почему именно этому месту отдали предпочтение японцы при создании своей главной базы в Кусун-Котане на Сахалине, тоже можно найти объяснение.

Почему именно к Томари-Анива (ведь других айнских поселений на берегу залива было немало) подошел шлюп «Надежда» с Иваном Крузенштерном и Николаем Резановым на борту, остается предполагать.

Почему именно здесь темпераментно и дерзко заявляли российские права на весь (!) Сахалин бравые офицеры Российско-Американской кампании – Николай Хвостов и Гавриила Давыдов – знающим подоплеку этой во многом авантюрной истории тоже понятно…

В Томари-Анива закладывается Геннадием Невельским Муравьевский пост, в Кусун-Котане Ф.Депрерадович и В.Шван основывают через 15 лет после Муравьевского пост Корсаковский, в Хатха-Томари откроется японское консульство…

После русско-японской войны Корсаковск японцы преобразуют в Оодомари.

После советско-японской войны еще почти год будет жить советский город под японским именем, прочтенным на русский лад – Отомари.

И лишь с 1946 года вернется имя – Корсаков, знакомое каждому читающему и знающему историю русскому человеку.

Исторический магнетизм места, где сейчас стоит российский город Корсаков, очевиден.

Попытки России утвердить свое право на остров сложились в самостоятельную историю, полную не только удач, но, увы, и недоразумений, и промахов.

Потому не раз велись споры о дате города Корсакова. Потому, как никакой другой населенный пункт Сахалинской области, Корсаков мог бы отмечать день рождения по разным «календарям».

Лестно было бы считать днем рождения 1805-й - год высадки экипажа шлюпа «Надежда»…Но это будет несправедливо (хотя, считается же датой начала освоения русскими людьми Курильских островов год, когда Атласов «со товарищи» всего лишь увидели (!) их с камчатского мыса Лопатка)…

Можно было бы оттолкнуться от 1806 года – года провозглашения Сахалина Российской землей лейтенантом Хвостовым. Факт в истории важный, но не вполне легализованный самой Россией…

Многие считают началом 1869 год, когда был заложен пост Корсаковский. Именно тогда появилось имя, пронесенное сквозь годы… Кстати, руководствуясь этой точкой отсчета в жизни города, было задумано отметить 100-летие Корсакова в 1969 году, была проведена колоссальная организационная работа – выпущены значки, фотонаборы, конверты, построен дом с мозаичным чествованием, вся жизнь города была подчинена подготовке к юбилею. Однако, праздник не состоялся. А жаль. По-видимому, надо было праздновать не юбилей русского города Корсакова, а 100-летие его имени.

Впрочем, несостоявшийся юбилей позволил получить корсаковцам от историков вполне определенную дату рождения города. И уже несколько десятилетий для всех очевиден ответ на вопрос: «Сколько лет городу Корсакову?».

22 сентября (4 октября) 1853 года – наш городской день рождения – день, когда Геннадием Ивановичем Невельским было объявлено не только о правах России на Сахалин, но и об учреждении русского поста Муравьевского.

Сегодня все кажется таким очевидным и неоспоримым. В самом деле, что логично считать днем рождения русского Корсакова? Конечно, первое русское поселение в границах современного города. На территории Корсакова находятся и место основания Муравьевского поста, и место основания поста Корсаковского. Значит, по праву первородства,выбирается Муравьевский пост.

И тут уж нам очень повезло. Не каждый сахалинский город имеет в своем активе столь подробное описание обстоятельств своего рождения

1 апреля 1853 года император России Николай Первый утвердил ходатайство Главного управления Российско-Американской компании о передаче в ее ведение острова Сахалина. Уже 15 апреля того же года генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев направил капитану 1-го ранга Г.И.Невельскому предписание о необходимости занять на Сахалине два или три пункта, «но сколь возможно южнее…».

Великие для российского Дальнего Востока дела на счету Геннадия Невельского и возглавляемой им Амурской экспедиции. Общеизвестны и чтимы открытие ими для россиян факта существования пролива между материком и Сахалином, судоходности Амура, обнаружение угольных залежей на Сахалине, основание большого количества русских селений в Приамурье. Но особняком в деятельности Амурской экспедиции и в жизни самого Невельского стоит основание Муравьевского поста на Сахалине.

Корсаковцы по праву горды и тем, что наш город признан старейшим русским городом на острове, и тем, что основателем города является столь легендарный человек, и тем, что сохранила история все детали рождения и начала жизни города. Благодаря добрым традициям прошлых веков, участники важных событий не полагались на средства массовой информации, а, дабы избежать интерпретаций, сами оставляли воспоминания обо всем, что казалось им существенным. Вот как запомнил Невельской судьбоносные для нас события 1853 года:

« мы…20 сентября в 8 часов вечера, при cовершеннейшей тишине, бросили якорь против селения Томари-Анива. Не успели еще мы оправиться, как увидели, что возвышенности, окружающие селение Томари-Анива, освещены и как будто на них находятся батареи. Судя по огням, показавшимся в нескольких местах на берегу, нельзя было не заметить, что приход наш произвел немалую тревогу.
Вследствие этого я приказал зарядить картечью орудия, иметь для наблюдения ночью шлюпку и вообще тщательно следить за действиями с берега. К 11 часам ночи на берегу успокоились, ибо на возвышенностях огней уже не стало видно.
В 7 часов утра на двух шлюпках, под прикрытием корабля «Николай», я с Н.В.Буссе и Н.К.Бошняком отправился к берегу, чтобы произвести рекогносцировку и отыскать место для высадки десанта.

Топография местности, где расположено селение Томари, была такова: селение лежало при речке, протекавшей между возвышенностями; увалистый берег около устья этой речки был обставлен магазинами и различными сараями, около которых были вытащены на берег большие лодки и находились склады леса.
Восточная возвышенность, оканчивающаяся у самого берега высоким мысом, на котором находились японский храм и несколько строений, командовала как над селением, так и всеми магазинами, тянувшимися вдоль берега. Эта местность представляла лучший и вполне надежный стратегический пункт. К западу за этой возвышенностью лежала долина с речкой, отмелые берега которой были неудобны для высадки; эта местами болотистая долина, находясь за возвышенностью, представляла местность, изолированную от селения, так что на нее легко было сделать внезапное нападение как с этой возвышенности, так и с севера; а потому поставить здесь пост - значило подвергать его различным случайностям. Несмотря, однако, на это, Н.В.Буссе эта местность понравилась, и он настаивал, чтобы осмотреть ее подробнее. Я предоставил это сделать ему, а сам остался у шлюпок… Он всеми силами старался отклонить меня от занятия селения Томари, постоянно ссылаясь на инструкцию генерал-губернатора и на переданные ему приказания не тревожить японцев и быть подальше от тех селений, где они находятся… Выслушав со вниманием все доводы, я заметил Н. В.Буссе , что в то время, как Россия имеет бесспорное право на обладание Сахалином и когда ныне это право утверждено Императором, всякие подобные рассуждения здесь неуместны… Заняв же главный пункт острова, в котором находится главное пристанище японцев, мы тем самым ясно покажем им, что Россия всегда признавала территорию острова Сахалина своею. Покровительствуя свободному промыслу японцев на Сахалине и защищая их наравне с айнами от всяких насилий и произвольных распоряжений иностранцев, мы предупредим с их стороны всякие неприязненные к нам отношения и свяжем их с нами более тесной дружбой. Они увидят тогда, что водворение наше на острове не только не приносит ущерб их интересам, но, напротив, гораздо более обеспечивает их. Вот политика, которой единственно мы должны руководствоваться; вот в чем должна заключаться главная Ваша обязанность как назначаемого ныне мною правителя острова…

Я с вечера 21 сентября сделал следующие распоряжения…: «завтра мы занимаем Томари-Анива, для чего к восьми часам утра вооружить баркас фальконетом и погрузить на него одно орудие со всеми принадлежностями. Приготовить к этому времени 25 человек вооруженного десанта под командованием лейтенанта Рудановского, который должен отправиться на берег на упомянутом баркасе.

К этому же времени приготовить шлюпку с вооруженными гребцами, на которой я в сопровождении Буссе и Бошняка последую вместе с десантом; наконец, кораблю «Николай» подойти как можно ближе к берегу и на всякий случай зарядить орудие, дабы под его прикрытием производилось занятие поста.
Я счел необходимым сделать все эти распоряжения для того, чтобы отнять у японцев возможность подстрекнуть местное население к сопротивлению, а не потому, что боялся их фальшивых батарей, которыми они хотели нас напугать 20-го числа. При осмотре местности в трубу оказалось, что эти батареи были не более, ни менее как кучи земли, насыпанные на возвышенностях.
К 8 часам утра 22 сентября «Николай» подошел к берегу на пушечный выстрел….»[1]

Как живописна картина, не правда ли? Перенеситесь, читатель, мысленно в тот год… Земля, настолько нужная России… Не необитаемый остров: здесь живут, работают, выясняют отношения люди, нам, русским, непонятные…Какой же смелостью, уверенностью, каким патриотизмом надо было обладать, чтобы решиться все сделать так, как сделал Невельской. Ему удалось повести себя таким образом, что никто из команды корабля, из команды поста, которую он здесь оставлял, не сомневался в необходимости этой акции. Даже японцы не рискнули возражать. Невельской чувствовал себя ответственным за этот шаг еще и потому, что идея занятия острова, создания русских постов была выношена и выстрадана им самим, и он не переложил груз ответственности на кого бы то ни было. Это был человек не только слова, но и дела. Сейчас кажется все простым и понятным. Но стоит задуматься, и удивишься самообладанию и смелости наших предков. Не заискивая ни перед кем, четко зная, чего хотят, представляя интересы своей страны и руководствуясь только ими, добывали наши люди земли для России. Да, с применением военных аргументов, но! не для угрозы, не для разрушения, а для утверждения своей правоты и силы. Нельзя мерить сегодняшней мерой те годы, любое государство, увеличивая свою территорию, использовало военное присутствие, иначе не бывало тогда, как, впрочем, и теперь.

«…К 8 часам утра 22 сентября «Николай» подошел к берегу на пушечный выстрел. Вооруженный баркас с десантом в 25 человек под командой лейтенанта Рудановского находился у борта корабля, обращенного к морю. Я с Буссе, Бошняком и тунгусом, знавшим орочонский и айнский языки, отправился на вооруженной шестивесельной шлюпке на берег. Погода была ясная, тихая и теплая. На берегу видны были 3 человека сторожей у расположенных вдоль берега сараев.

Едва наша шлюпка приблизилась к берегу, как вдруг из сараев выскочили айны, предводительствуемые четырьмя японцами, размахивавшими саблями, и направились по отмели навстречу шлюпке. Я сейчас же прекратил греблю и приказал держаться на веслах, сделав условленный знак, чтобы десант с Рудановским следовал за нами. Переводчик сообщил мне, что японцы приказывают айнам не допускать нашу шлюпку к берегу. Тогда через переводчика я объяснил японцам и толпе айнов, что мы лоча (русские), пришли с Амура поселиться у них в Томари для того, чтобы защищать их от насилий, производимых командами иностранных судов; что мы поэтому вовсе не желаем им делать чего-либо дурного.
Все айны тотчас начали кланяться и махать ивовыми палочками, концы которых были расщеплены в виде метелок, что вообще у здешних народов означает знак дружелюбия и гостеприимства. Затем они, идя по берегу, указывали нам место, где лучше пристать шлюпкам. Японцы же в это время, вложив свои шпаги в ножны, начали тоже кланяться нам и старались объяснить, что препятствовать нашей высадке на берег им приказали их начальники.

После того, как мы пристали к берегу, туда подошел и наш баркас с десантом. Я сейчас же приказал десанту выгружать орудия на берег, причем айны усердно помогали матросам. Вместе с тем сделан был с баркаса сигнал кораблю «Николай» приготовиться к салюту. После того, как на берегу были установлены два орудия и сооружен флагшток для подъема флага, команда выстроилась во фронт, и я скомандовал на молитву. Помолясь с коленопреклонением Богу, причем айны и японцы инстинктивно сняли шляпы, я вместе с Н.В.Буссе при криках «ура!» и залпе из ружей и орудий поднял русский военный флаг; в то же время команда корабля, при криках «ура!», разбежалась по вантам и реям, и корабль начал салютовать флагу. Этим было возвращено в Томари –Анива окончательное водворение наше на острове Сахалине. Ясная и тихая погода совершенно гармонировала с мирным занятием главного пункта острова.» [1]

Вот так – весьма достойно – выглядело исполнение Г.И.Невельским Указа Николая I – Императора Всероссийского.



 
© 2008 | Joomla 1.5 Templates by vonfio.de