Авторизация



Погода

GISMETEO: Погода по г.Корсаков

Баннеры

Сервер 'Россия Православная'

Яндекс цитирования
Rambler's Top100

Кто на сайте?

Сейчас на сайте:
  • 18 гостей
Новые пользователи:
  • Николай
Всего пользователей: 32

DatsoGallery Ultimate



DG Slideshow

AllVideos Reloaded

Phoca Gallery Image Module

4
Image Detail

Phoca Gallery Tree Module

Фото из галереи

Опросы

Как Вы относитесь к идее создания Детской Морской Флотилии на базе Монастыря
 

Статистика

Пользователей : 2867
Статей : 341
Ссылки : 15
Просмотрено статей : 578680

Phoca Gallery Menu Module

Календарь

Церковь на Сахалине. гл.2 - Cтраница 2 PDF
История Сахалина - Миссионеры
Добавил(а) o_Serafim   
13.06.10 13:21
Оглавление
Церковь на Сахалине. гл.2
Страница 2
Страница 3
Все страницы

 

25 апреля (7 мая) 1875 года в Санкт-Петербурге состоялось подписание русско-японского договора, по которому весь остров Сахалин отошел к России, а Япония получила северную часть Курильской гряды, от острова Уруп до острова Шумшу включительно. В память об этом историческом для Сахалина событии начальник Северо-Сахалинского округа полковник Н.Т.Ведерников распорядился построить в посту небольшую кирпичную часовню. Она открылась к годовщине заключения Санкт-Петербургского договора, в апреле 1876 года, и получила название во имя Св.Апостола и Евангелиста Марка. Правда, для богослужений часовня не была приспособлена и являлась скорее памятником, нежели действующим храмом. Одновременно в Дуэ велось строительство деревянной однопрестольной церкви, названной в честь Святителя Николая Чудотворца. Ее освящение состоялось 22 декабря 1876 года (16).


Большинство сахалинских церквей было построено в 80— 90-е годы XIX века, когда началось быстрое заселение острова, строительство поселений и каторжных тюрем. В тех селениях, где еще не было церквей, богослужения проводились в избе кого-нибудь из поселенцев, а в тюрьмах для этого выделялись небольшие приспособленные помещения. Ценнейшим источником о зарождении церковной жизни в первых сахалинских селениях являются дневники политкаторжанина Ивана Павловича Ювачева (писательский псевдоним — Миролюбов). Эти уникальные материалы в настоящее время хранятся в Тверском областном государственном архиве. Из его записок мы узнаем, что 6 января 1883 года, по указанию епископа Камчатского, Курильского и Благове щенского Мартиниана, приехал в пост Александровский свя­щенник Николай Григорьевич Переведенцев. И хотя это был весьма почтенный старец в сединах, 8 января он поспешил прибыть в удаленное селение Мало-Тымово.

В ту пору заселение Тымовской долины только начина­лось. В 1878—1880 годах здесь были основаны первые русские селения: Мало-Тымово, Рыковское (Большое Тымово) и Дербинское*. 18 июля 1882 года в Мало-Тымово на сред­ства тюремного ведомства заложили маленькую деревянную церковь. К приезду отца Николая строительные работы завершились, и 9 января селения Тымовской долины огласи­лись первой всенощной службой.

Для нового храма собрали что могли в постах Дуэ и Александровском: утварь, ризы, книги, образа. В воскресе­нье, 30 января, в память Трех Святителей освятили церковь. На праздник собрались жители соседних селений Дербинского и Рыковского: все чиновники, многие каторжане и ссыльно-поселенцы с семьями. Из поста Александровского прибыл по такому случаю сам управляющий ссыльно-каторжными Приморской области и острова Сахалина полков­ник А.Ф.Соловьев. Приехал из Александровска и хор пев­чих под управлением ссыльного Ф. И. Генисаретского. Мало-Тымовская церковь была освящена во имя Святого Антония Великого. В своих записках И.П.Ювачев отмечал, что та­кой выбор святого был сделан не случайно, а ради «памяти убиенного первого чиновника Тымовского округа Антония Романовича Дербина»**.

________________________________

* Село Мало-Тымово исключено из учетных данных решением облис­полкома № 161 от 10 апреля 1973 г.; село Рыковское переименовано в Кировское в 1937г.; а село Дербинское с 1949 г. называется Тымовским.

** А. Р. Дербин — эконом Тымовской тюрьмы, прославившийся своей жестокостью. 31 мая 1882- г. убит арестантом Кудряшовым. Наследники Дербина пожертвовали оставшееся имущество на строительство Мало-Тымовской церкви.

_______________________________

К этому же времени, вероятно, надо отнести и назначе­ние храмовых праздников в других селениях. Так, в селении Рыковском был назначен праздник в честь Казанской иконы Божьей Матери, а в Дербинском — в память Святого Пророка Илии (17).

Большой любитель церковного пения Федор Иванович Генисаретский стал собирать детей ссыльных, чтобы соста­вить свой хор. Прошло несколько репетиции и 2 февраля 1883 года, на праздник Сретения Господня, детский хор впервые взошел на клирос Мало-Тымовской церкви.

В 1886 году в Тымовский округ из поста Александровского перевели иеромонаха Ираклия, заменившего отца Николая. И.П.Ювачев находившийся в дружеских отношениях с отцом Ираклием, писал о нем как о человеке веселого нрава, сообразительном и предприимчивом.


Родом отец Ираклий был из бурят и его путь к православию был не совсем обычен. Однажды во время сильного наводнения затопило бурятское селение, где он жил. Спасаясь от гибели, он дал обет принять христианство, если останется жив. Все население, кроме него, погибло. Он пошел в монастырь, где вел самую аскетическую жизнь, удивляя старых монахов своими «подвигами самоизнурения». После посвящения в сан иеромонаха отец Ираклий отправился мис­сионером на Амур. В 1882 году его перевели на Сахалин в пост Александровский.

Сахалинская каторга тогда только начиналась, и пост Александровский, будущий административный центр острова, состоял всего лишь из трех домиков и небольшой казармы, где помещалась тюрьма. Условия жизни были тяжелейшие. Для церкви отцу Ираклию предложили надзирательскую будку, но он отказался от нее, ссылаясь на тесноту. В хорошую погоду служил он на площади, а в плохую — в казарме или где придется, одну обедницу.

- Служишь, а тут бряцанье кандалов, — рассказывал он А.П.Чехову, — шум, жар от котла. Тут «слава святей единосущней», а рядом — «растакую твою...».

В 1890 году отец Ираклий познакомился с А. П. Чеховым, во время его путешествия по Сахалину. С ним же он уехал из селения Рыковского на Южный Сахалин, а затем был попутчиком Антона Павловича на пароходе «Петербург» в плавании от Владивостока до Одессы. Встречались они и в Москве. В архиве писателя сохранились два письма отца Ираклия. Литературовед М.Л.Семанова, много лет отдавшая изучению творчества Антона Павловича Чехова, высказала предположение, что образ добродушного и «смешливого» диакона Победова в повести «Дуэль» был в какой-то степени навеян впечатлениями писателя от встреч с сахалинским священником отцом Ираклием (18).

Несомненной заслугой иеромонаха Ираклия является строительство в селении Рыковском прекрасной церкви в честь Казанской иконы Божьей Матери.

Ее сооружение началось еще до его приезда, но шло как-то вяло. Первая служба отца Ираклия в Рыковском состоялась прямо на площади, на открытом месте, 22 июня 1886 года. Видя, что до постройки церкви еще далеко отец Ираклий стал хлопотать об устройстве временной церкви в одной из казарм местной тюрьмы.

4 июля в Рыковском получили телеграмму преосвященно­го Гурия с разрешением устроить временную церковь. Про­шло всего несколько дней и 8 июля, на праздник Казанской иконы Божьей Матери, отслужили первую обедню в новой церкви. Было малое освящение храма и малое освящение воды. По свидетельству И. П. Ювачева, на праздник собра­лось свыше тысячи жителей Рыковского и других окрестных селений. Одних младенцев причащали около сотни душ.

Все тот же Федор Иванович Генисаретский позаботился собрать детей и в Рыковском селении, и принялся учить их церковному пению. В создании хора принимал участие и во­енный врач местной воинской команды В.Я.Сцепенский. 31 августа 1886 года в Рыковской церкви впервые пели пев­чие (19).

Церковь занимала часть арестантской казармы. Простой деревянный иконостас, обтянутый парусиною, имел две большие иконы — Христа Спасителя и Божьей Матери, а ос­тальные малого размера, в четверть аршина. Облачения на престоле и жертвеннике ситцевые, подсвечники деревянные, самодельной работы. Одним словом, все было устроено про­сто и убого. Но при всем том, по словам И. П. Ювачева, уди­вительно уютно чувствовалось в этой маленькой церкви. И позднее, когда службу перенесли в новый богатый храм, мно­гие жители селения с сожалением вспоминали прежнюю бед­ную церковь, где «теплей молилось».

Строились церкви в те годы, как правило, на казенные средства, за счет тюремного ведомства. Основным строительным материалом служило дерево. Наиболее тяжелые работы: например, вытеска бревен — выполнялись арестантами в ка­честве урочных заданий. Но по доброй русской традиции в возведении храмов старались принимать посильное участие все жители, без различия чинов и сословий. Вот как описы­вал И. П. Ювачев возведение церкви Казанской иконы Божь­ей Матери в селении Рыковском, которая открылась в 1888 году к празднику Пасхи. «Рыковские жители замечательно дружно отнеслись к украшению своего просторного светлого храма. Кто не мог принять участие в этом деле своим лич­ным трудом, те выписывали в складчину церковную утварь. Жены чиновников во главе с Кржижевской* шили священные ризы и облачения на престол и жертвенник. Сам начальник округа** занялся выпиливанием ажурных царских дверей из разных пород деревьев. Одним словом, каждый хотел оставить какую-нибудь память по себе. Кроме внутреннего убранства и составления надписей на иконостасе, меня попросили нарисовать большой транспорант образа Воскресения Христова в окно на колокольню» (20).

_________________________________

* Кржижевская Мария Антоновна — фельдшерица, акушерка Тымовской окружной лечебницы, по многочисленным отзывам современников, необыкновенно чуткий и добрый человек.

** С 1884 по 1894 г. начальником Тымовского округа был сотник Забайкальского казачьего войска Бутаков Арсений Михайлович (1845—1894)

_________________________________

К концу 80-х годов XIX века на Сахалине было пять при­ходских церквей, каждая из которых имела своего священнослужителя: в постах Александровском (священник о. Егор Сальников), в Дуэ (священник о. Александр Винокуров), Корсаковском (священник о. Александр Фадеев), селениях Рыковском (иеромонах Ираклий) и Мало-Тымово (священник о. Виктор Тимошенко).

О местных священниках, обращавшихся к каторжанам и ссыльным «со словами утешения и надежды», хорошо

отозвался А.П.Чехов. В книге «Остров Сахалин» он писал, что священники «всегда держались в стороне от наказания и относились к ссыльным не как к преступникам, а как к людям, и в этом отношении проявляли больше такта и понимания своего долга, чем врачи или агрономы, которые часто вме­шивались не в свое дело» (21).

Мрачная атмосфера «острова отверженных» не налагала какого- либо особого отпечатка на деятельность сахалинских священников. Заключалась она, как правило, только в церковных службах по праздникам, требах и школьных занятиях. Но именно в этом и состоял, очевидно, для многих первопоселенцев высший духовный смысл этой миссии, роднившей дикий и суровый остров с далекой и желанной Россией.

По штатам управления островом, утвержденным в 1894 году на Сахалине по «духовному ведомству» числилось 10 служителей с окладом 1000—1200 рублей в год (22).

Некоторые из сахалинских священников довольно успешно занимались миссионерской деятельностью среди местного населения. Но, на наш взгляд, в период каторги она носила несколько своеобразный характер. Судя по многочисленным записям в метрических книгах сахалинских церквей второй половины XIX — начала XX века, в основном православие принимали люди, попавшие на каторгу или в ссылку: му­сульмане, католики, лютеране, иудеи и т. д. Значительно ре­же встречаются записи о крещении «инородцев» — нивхов, айнов и других представителей аборигенного населения.

Интересное объяснение по поводу неудач миссионеров у нивхов мы находим в книге «Восемь лет на Сахалине» И.П.Ювачева, который несмотря на бурное революционное прош­лое, на каторге стал очень религиозным человеком. В своих мемуарах он писал: «Вообще сахалинские гиляки упорно не принимают христианства. Некоторые объясняют это их не­развитостью. В этом случае они представляют резкий конт­раст всем другим народам на островах северной части Ве­ликого океана. Наши русские и инославные миссионеры не­нарадуются на быстрое распространение христианства на японских, курильских и алеутских островах, только на одном Сахалине среди гиляков они не имеют никакого успеха. До некоторой степени это и понятно. С одной стороны только тот народ становится сознательно восприимчив к религии, который пострадал, испытал тяжкое горе, как иудеи в вави­лонском плену или русские под монгольским игом, который пожил, испробовал разные удовольствия жизни и успел ра­зочароваться в них, как римляне времен Империи, одним сло­вом народ, который имеет историю, а гиляки в этом смысле совсем младенцы. С другой стороны, русские в каторге не мо­гут представлять для них ничего привлекательного. С появ­лением новых хозяев острова уже не стало у гиляков преж­ней свободы в выборе мест для своих юрт, не стало того изо­билия рыбы и зверя, которое еще помнят старики, но зато появились вредные соблазны водки, соблазны надзиратель­ского жалованья и другие» (23).

В начале 90-х годов XIX века в административном цент­ре Сахалина посту Александровском началось строительство главного собора — храма Покрова Пресвятой Богородицы. Непосредственным поводом к этому послужило, в частности, то обстоятельство, что 28 ноября 1890 года прежняя церковь, маленькая и деревянная, внезапно сгорела. Огонь уничтожил ее дотла в один час (24).

Проект нового храма в посту Александровском сделал Иван Апполонович Чарушин, впоследствии известный русский ар­хитектор. В 1890 году он прибыл на Сахалин после оконча­ния Санкт-Петербургской Академии художеств на вакантную должность инженера-архитектора при управлении начальника острова. Проект храма Покрова Пресвятой Богородицы— одна из первых крупных его работ. Создавая проект, Чарушин дебютировал как представитель национально-романтического направления в отечественной архитектуре. Его церковь относилась к весьма распространенному в России типу так называемой «трапезной церкви» и являла собой яркий образец, без преувеличения можно сказать, шедевр деревянного зодчества XIX века (25). В 1893 году храм в Александровске был построен и 23 июня состоялось его торжественное освящение.


В том же 1893 году в посту Александровском была построена небольшая каменная часовня без алтаря «в память избавления Его Императорского Величества Государя Императора Николая Александровича от угрожающей опасности, во время путешествия по Японии в бытность наследником». Здесь, видимо, уместно напомнить читателям, что речь идет об извесном «инциденте в Оцу» (город Оцу, префектура Сига, Япония), случившемся 29 апреля (11 мая) 1891 года. В этот день на цесаревича Николая было совершено покушение. Вo время прогулки японский полицейский, по имени Цуда Сандзо, нанес ему внезапный удар мечом в голову. Раны оказались нетяжелыми, и жизнь будущего императора была спасена подоспевшими офицерами русской свиты.

Часовня в честь этого события была освящена 30 августа 1894 года, незадолго до вступления Николая II на российский престол. С той поры ежегодно 29 апреля из Александ­ровской Покровской церкви совершался в эту часовню крестный ход и служился благодарственный молебен.


В те годы Сахалин составлял часть епархии епископа Камчатского, Курильского и Благовещенского. В 70—90-е годы XIX века епархию возглавляли крупные деятели Православной Церкви епископы: Вениамин (В. Благонравов), Мартиниан, Гурий (С. Буртасовский), Макарий (М. Дарский).Епископы неоднократно посещали Сахалин. Во время этих поездок они бывали в каторжных тюрьмах, участвовали в закладке церквей и освящении различных зданий. Так, например, в 1883 году владыка Мартиниан в ходе поездки по острову освятил маяк на мысе Крильон (26).

С I января 1899 года Камчатская епархия была реорганизована. Входившие в ее состав остров Сахалин, город Владивосток и ряд территорий Приморской области (Командорские острова, Петропавловский, Анадырский, Гижигинский, Южно-Уссурийский округа и др.) выделялись в само­стоятельную Владивостокскую епархию, во главе с еписко­пом Владивостокским и Камчатским. Сама Камчатская епархия стала называться Благовещенскою, а ее епископ Приамурским и Благовещенским. Охотская округа Примор­ской области отошла к Якутской епархии. По новому церков­ному устройству Дальнего Востока Сахалин составлял еди­ный XII благочининческий участок в ведении Владивосток­ского епархиального начальства под руководством епископа Евсевия (Е.И.Никольского). Ближайшее руководство уча­стком вверялось благочинному отцу Александру Петровичу Унинскому — настоятелю Александровской Покровской церкви.



 
© 2008 | Joomla 1.5 Templates by vonfio.de