Авторизация



Погода

GISMETEO: Погода по г.Корсаков

Баннеры

Сервер 'Россия Православная'

Яндекс цитирования
Rambler's Top100

Кто на сайте?

Сейчас на сайте:
  • 20 гостей
Новые пользователи:
  • Николай
Всего пользователей: 32

DatsoGallery Ultimate



DG Slideshow

AllVideos Reloaded

Phoca Gallery Image Module

13
Image Detail

Phoca Gallery Tree Module

Фото из галереи

Опросы

Как Вы относитесь к идее создания Детской Морской Флотилии на базе Монастыря
 

Статистика

Пользователей : 3561
Статей : 346
Ссылки : 15
Просмотрено статей : 648499

Phoca Gallery Menu Module

Календарь

Церковь на Сахалине. гл.1 - Cтраница 3 PDF
История Сахалина - Миссионеры
Добавил(а) o_Serafim   
12.06.10 15:23
Оглавление
Церковь на Сахалине. гл.1
Страница 2
Страница 3
Все страницы

 

Необычна судьба Иннокентия Вениаминова (в миру Иван Евсеевич Попов). Он родился 27 августа 1797 года в селе Ангинском на реке Лене, в семье сельского пономаря Евсея Попова. (Чуть уклонившись от нашей темы, отметим, что старинное сибирское село Анга подарило России трех выдающихся людей, оставивших, каждый по своему, глубо­кий след в истории отечественной науки и культуры. К числу знаменитых уроженцев Анги надо отнести также двух круп­ных ученых историков. Один из них, сын сельского дьячка Афанасий Прокопьевич Щапов (1830—1876), вошел в исто­риографию как первый крестьянский историк России, публи­цист-демократ, страстный борец против крепостничества. Второй — академик Алексей Павлович Окладников (1908— 1981), советский археолог, историк, этнограф, известный сво­ими трудами посвященными древнему прошлому Сибири и Дальнего Востока).

Окончив семинарию, Иван Попов по семинарской традиции получил новую, более «благозвучную» фамилию Вениаминов, в память о епископе Вениамине. Свою службу на церковном поприще Вениаминов начал в Иркутске, сначала диаконом, а затем священником Благовещенской церкви. В 1823 году по указу Синода он отправился на Алеутские острова, точнее, на о.Уналашку. На островах Русской Америки, основное на­селение которых состояло из русских промышленников, але­утов и креолов (рожденных от браков между русскими и ту­земцами), в полной мере раскрылась незаурядная натура от­ца Иннокентия. Талант проповедника-миссионера счастливо дополнялся его житейской и крестьянской опытностью, уме­ниями подлинного мастера на все руки.

На Уналашке Вениаминов выстроил силами алеутов, вме­сто старой небольшой часовни, оставшейся от одного из его предшественников (миссионера Макария), настоящую цер­ковь. (При этом было сэкономлено до 17 тысяч рублей). Предварительно Вениаминов обучил туземцев плотницкому, столярному, слесарному и кузнечному делу, а также выдел­ке кирпича и каменной кладке. Сам же миссионер выполнил наиболее сложные художественные работы: сделал престол, иконостас, позолоту иконостаса. И по сей день американцы - жители Уналашки — знают, что в 1825 году трудами отца Иннокентия была выстроена церковь Вознесения (26).

Другой стороной подвижнической деятельности Вениамина стали исследования по этнографии и языку алеутов и кадьянских эскимосов. В своих известных «Записках об островах Уналашкинского отдела» (Ч. 1—2. — СПб., 1840) он создал подлинную энциклопедию природы и жизни алеутов, их материальной и духовной культуры. О значении лингвистических исследований «бишопа» (епископа) Вениаминова восторженно отзывались многие ученые и в XIX, и в XX веках. Академик А. П. Окладников, в частности, отмечал, что Вениаминов своими исследованиями «помогал ученым выйти за круг привычных представлений, основанных на изучении норм и законов европейских языков... открывал дверь в непознанный мир языков американского, и не только американского континента» (27). Работа Вениаминова «Записки об островах Уналашкинского отдела» явилась одним из первых обобщающих исследований по географии и этнографии Русской Америки, не утратившей своего научного значения и по настоящее время (28).

Успешная проповедническая деятельность Вениаминова принесла ему широкую известность и не оставалась незаме­ченной Синодом. Простому иерею с далеких Алеутских островов оказывал внимание и покровительствовал во всех начинаниях сам митрополит Московский Филарет (Дроздов) — один из наиболее известных церковных деятелей XIX века. 29 ноября 1840 года протоиерей Иоанн Вениаминов был пострижен митрополитом Филаретом в монашество, с наречением ему имени Иннокентий, в честь святителя Иннокентия Иркутского*, а 30 ноября возведен в сан архимандрита. (К этому времени Вениаминов уже овдовел и окончательное решение о пострижении в монахи принял, узнав о смерти жены, которая умерла 24 ноября 1838 года). Одновременно с этим Святейший Синод решил учредить особую епископскую кафедру «Российско-Американских церквей». На новооткрытую кафедру был избран архимандрит Иннокентий (Вениаминов). 15 декабря 1840 года в Казан­ском соборе Санкт-Петербурга состоялось его посвящение в сан епископа Камчатского, Курильского и Алеутского. Местопребыванием нового епископа был назначен город Ново-Архангельск на острове Ситха — столица русских владений на Аляске и Алеутских островах (29).

_____________________________________________

* Св. Иннокентий первый в Сибири прославленный Российской церковью чудотворец. Епископ Иркутский Иннокентий — в миру Иван Кульчицкий (1680—1731). В 1721 г. по указу Петра I был направлен с православной миссией в Китай, но попасть туда не смог, из-за происков иезуитов. В последующие годы занимался миссионерством среди народов Сибири и Забайкалья.

________________________________________________

 

В 1843, 1846 и 1850 годах епископ Иннокентий совершил поездки по епархии, которая охватывала огромные территории — часть Якутии, охотское побережье, Камчатку, Чукот­ку, Аляску, Курильские, Командорские, Алеутские острова. Во время этих путешествий он не раз подвергался опаснос­тям и лишениям. Однажды корабль, на котором находился отец Иннокентий, едва избежал гибели на скалах у одного из Курильских островов.

В 1850 году, закончив очередное обозрение своей епархии, епископ Иннокентий представил Синоду обстоятельный отчет о своей десятилетней деятельности. За этот период в епар­хии прибавилось 8 новых церквей, а всего их насчитывалось 24 (в том числе 8 церквей в Русской Америке, 9 — на Кам­чатке и 7 — на материковской части Дальнего Востока). Кроме того, «по причине местных обстоятельств», почти все приходские священники в епархии имели подвижные анти­минсы для совершения литургий во время их путешествий по приходам. Во многих русских населенных пунктах были вы­строены молитвенные дома или часовни, которых в 1849 го­ду по епархии насчитывалось до 40, и на Камчатке таких ча­совен строилось около двух десятков (30).

Неоднократно епископ Иннокентий направлял миссионе­ров и на Курильские острова. В том же отчете он сообщал в Синод: «В прошлом 1849 году, был послан в Курильский отдел священник Никита Омофорский, для исправления обыкновенных треб; но и он также как и прежде посланные туда священники, мог быть только на острове Шумшу, и ви­дел курильцев почти тех же самых, которых видели его пред­шественники; а прочие, с их семействами, опять не имели возможности видеть священника. Нынешнего лета я намерен отправить в Курильский отдел священника (и отправлен) с тем, чтобы он остался там на зиму и постарался бы увидеть всех курильцев» (31).

Не оставлял своим вниманием Курилы отец Иннокентий и в последующие годы, когда ему пришлось переехать из Русской Америки на материк. Так, например, в начале 1859 года он отослал митрополиту Московскому Филарету письменное донесение, полученное от миссионера с Курильских островов. Биограф Вениаминова И. Барсуков, опубликовав этот документ, к сожалению, не указал имени этого миссионеpa, который в 1858 году «вторично был послан к курильцам». Но само донесение стоит того, чтобы привести его почти полностью. В нем миссионер сообщал: «Последнюю зиму я провел на острове Парамушире. Со мною на одном прибрежье зимовал, с несколькими курильскими семейства, курильский тоен, старец весьма почтенный и кроткий, знающий русскую грамоту и очень усердный к службе церковной. Во все время моего здесь пребывания он не пропустил ни одной службы церковной. В дни великих праздников, когда не было холодно и не было бурных метелей, у нас совершались литургии в полотняной церковной палатке, которая для защиты от ветра в свое время устанавливаема была между нанесенными снеговыми стенами, а снежный пол в церкви всегда устилался чистыми травяными церерами, или зелеными кедровыми ветками. Другие же церковные службы, по непрестанным затруднениям от зимнего времени, постоянно происходили в моей поместительной юрте.

В половине мая, во исполнение указа, мне данного, я переехал в курильской байдаре на Шумшу. На этом острове ведут оседлую жизнь несколько курильских семейств, часа на два хода от гавани Компанейской, при которой живет постоянно от Российско-Американской компании управляющий и при нем немного ситхинских креолов и кадьякских алеутов. Курильцы здешние понимают и говорят по-русски гораздо лучше всех своих единоземцев, но по образу жизни и характеру нимало не отличаются от прочих туземцев, и многие годы их сношений с разными народами не могли изменить их скрытного характера. Также и в религиозном отношении и по нравственности христианской они нисколько не превосходят многих полудиких своих собратий» (32).

Столь неутешительная, казалось бы, оценка многолетних усилий миссионеров по распространению православия среди курильскнх айнов еще не означает, что эта деятельность была совершенно бесплодной. Во-первых, элементы просвещения и цивилизации так или иначе давали себя знать в жизни аборигенного населения. Во-вторых, главный итог миссионерской деятельности состоял не только в численности формально принявших христианство и даже не в том, насколько глубоко воспринимали постулаты христианской веры сами туземцы на той же Аляске, Алеутских или Курильских островах. Прежде всего миссионерство позволяло ненасильствен­ными методами, практически без значительных военных расходов, поддерживать русское влияние на необъятных терри­ториях восточных окраин страны и в течение столетий довольно прочно удерживать эти пограничные земли в составе Российской империи.

За многолетнюю и успешную миссионерскую деятельность указом Синода от 21 апреля 1850 года отец Иннокентий был возведен в сан архиепископа. В 1853 году к Камчатской епар­хии присоединили Якутскую область, и в сентябре следующего года владыка переехал на постоянное жительство в Якутск. Но и на новом месте он много путешествовал по епархии, уделяя большое внимание переводам на якутский язык священных и богослужебных книг.

Являясь высшим церковным иерархом на востоке Рос­сии, отец Иннокентий не отрывался от реальностей жизни и насущных проблем освоения края. При его участии и под­держке был заложен новый Аянский порт и началось строительство Аянского тракта, соединившего побережье Охотско­го моря с Якутском. В эти годы на Дальнем Востоке проис­ходили важные события, связанные с деятельностью Амурской экспедиции под руководством Г.И.Невельского. Его дейст­вия по исследованию и присоединению к России Приамурья и Сахалина встречали неизменную поддержку и одобрение архиепископа Иннокентия.

Наблюдая упорную борьбу европейских государств и США за свое влияние на Дальнем Востоке, он тонко чувствовал всю сложность политической ситуации того периода и смот­рел далеко вперед. «Лишь только мы оставим Амур, — пи­сал Вениаминов, — то или американцы, или англичане не­медленно завладеют им, и уж не будут так вежливы с сосе­дями нашими: они как раз и самим айгунцам покажут место за горами (лежащими вдали от берегов Амура), а потом, пожалуй, и подалее...» (33).

О значении, которое придавал Вениаминов успешному ре­шению «амурского вопроса», говорит и тот факт, что в 1857 году Синод принял его предложение о перенесении кафедры из Якутска на Амур и об учреждении викариатства в Ситхе и Якутске. К этому времени в Якутско-Камчатской епархии насчитывалось уже свыше 70 церквей и около 130 часовен, или православных молитвенных домов. Только в 1859 году в Приамурье, где быстрыми темпами шло создание русских селений, открылось 5 новых приходов и начато было строи­тельство 6 церквей.

В 1858 году Вениаминов отправился в поездку по Амуру до Николаевска, во время которой он освятил несколько новых храмов, проповедовал православие среди местных тузем­цев. В 1861 —1862 годах он совершил новое путешествие по Амуру и Уссури, а затем посетил Японию и побывал на Камчатке. В эти годы архиепископ, очевидно, несколько раз по­бывал и на Сахалине. Причем одно из его посещений поста Дуэ в 1861 году оказалось связано с весьма драматическими обстоятельствами, о которых будет рассказано подробно в следующей главе. С сентября 1862 года архиепископ Инно­кентий окончательно обосновался в городе Благовещенске, где с неоскудевающей энергией продолжил свою миссионер­скую и просветительскую деятельность (34).

Следует отметить, что название города Благовещенска, возникшего на месте Усть-Зейской станицы, основанной в 1856 году, также связано с деятельностью Вениаминова. В 1858 году, во время пребывания вместе с генерал-губернатором Н. Н. Муравьевым в Приамурье, он заложил в станице Усть-Зейской храм Благовещения, в ознаменование чего станица была переименована в Благовещенскую. Память о са­мом Вениаминове увековечена в нескольких географических названиях. Среди них — село Иннокентьевка, Иннокентьевский сосновый бор в Архаринском районе Амурской области и ряд других наименований (35).

Все выше поднимался Вениаминов по церковно-иерархической лестнице. В 1868 году он был возведен в сан митро­полита Московского и Коломенского, и последние годы жиз­ни провел в Москве.

Широкую известность получила научная и литературная деятельность преосвященного Иннокентия. Одним из самых замечательных сочинений, принадлежащих его перу, было: «Указание пути к Царствию Небесному» (36). Находясь в Москве, отец Иннокентий учредил Православное Миссионерское Общество, которое в течение девяти лет под его руководством достигло больших успехов. Умер он в 1879 году.

Подвижничество на поприще православия, которому отец Иннокентий отдал без малого полвека, не осталось забытым. По просьбе Американской Автокефальной Церкви 6 октября 1977 года решением Священного Синода митрополит Иннокентий, святитель Московский и апостол Америки и Сибири, был причислен к лику святых Русской Православной Церкви (37).

ПРИМЕЧАНИЯ

Глава I

  1. Словарь исторический о святых, прославленных в Российской церк­ви, и о некоторых подвижниках благочестия, местно чтимых. Изд. 2-е. — СПб., 1862. — С. 51—52.
  2. С. М. Соловьев. Взгляд на историю установления государственного порядка в России до Петра Великого// С. М. Соловьев. Чтения и расска­зы по истории России. — М., 1990. — С. 193.
  3. Л. А. Преображенский. О православной церкви в истории России XVII века// Православная церковь в истории России. (Спецкурс лекций для аспирантов АОН). — М., 1991. — С. 93.
  4. А. Мень. Религия, культ личности и секулярное государство (Замет­ки историка религии)// На пути к свободе совести.: Сб. статей. — М.,1989. — С. 101 — 102.
  5. В. А. Тураев. И на той Улье реке...— Хабаровск, 1990. — С. 171.
  6. Е. С. Шишигин. Распространение христианства в Якутии. — Якутск, 1991. — С. 33.
  7. Там же. — С. 48.
  8. С. П. Крашенинников. Описание земли Камчатки. — М., 1948. — С. 250.
  9. Цнт. по: Б. П. Полевой. Первооткрыватели Курильских островов. — Южно-Сахалинск. 1982. — С. 48.
  10. А.В.Ефимов. Из истории русских экспедиций на Тихом океане.: Первая половина XVIII века. — М., 1948. — С. 87.
  11. Б. П. Полевой. Указ. соч. — С. 49.
  12. С. П. Крашенинников. Указ. соч. — С. 265.
  13. А. Полонский. Курилы. — СПб, 1871. — С. 18—19.
  14. Там же. — С. 54.
  15. Записки флота капитана Головкина о приключениях его в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах, с приобщением замечаний его о японском государстве и народе. — Хабаровск, 1972. — С. 87.
  16. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.: Сб. документов. — М., 1989. — С. 182.
  17. В. М. Головнин. Путешествие на шлюпе «Диана» из Кронштадта в Камчатку, совершенное под начальством флота лейтенанта Головнина в 1807—1811 годах. — М., 1961. — С. 430.
  18. В. А. Римский-Корсаков. Случаи и заметки на винтовой шхуне «Восток» (из воспоминаний командира)// Морской сборник. – 1858.- № 12. — Неофиц. отдел.
  19. В. Берх. Летопись крушений и пожаров судов русского флота от начала его по 1853 год. — СПб., 1855; он же. Хронологическая история открытия Алеутских островов или подвиги российского купечества. - СПб., 1823.
  20. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII века.: Сб. документов. — М., 1984 — С. 187.
  21. В. А. Римский-Корсаков. Балтика — Амур. — Хабаровск, 1980. - С. 59.
  22. Н. В. Буссе. Остров Сахалин и экспедиция 1853—51 гг. — СПб., 1872. — С. 28.
  23. Там же. — С. 20.
  24. И. Барсуков. Иннокентий.: Митрополит Московский и Коломен­ский по его сочинениям, письмам и рассказам современников. — М., 1883. — С. 409.
  25. Там же. — С. 424.
  26. А. П.Окладников. От Анги до Уналашки: удивительная судьба Ивана Попова// Вопросы истории. — 1976. — № 6. С. 122—123.
  27. Там же. — С. 127.
  28. А. И. Алексеев. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки. — М., 1982. — С. 168—169.
  29. Деяние Священного Синода 6 октября 1977 года// Журнал Мос­ковской Патриархии. — 1978. — № 1. — С. 4.
  30. И. Барсуков. Указ. соч. — С. 265.
  31. Там же. — С. 283—284.
  32. Там же. — С. 436—438.
  33. Цит. по: А. П. Окладников. Указ. соч. — С. 129.
  34. Деяние Священного Синода 6 октября 1977 года... — С. 5.
  35. Амурская область.: Опыт энциклопедического словаря. — Благо­вещенск. 1989. — С. 192.
  36. Полный православный богословский энциклопедический словарь, — Т. 1. — СПб., б. г. — Ст. 945.
  37. Причисление к лику святых апостола Северной Америки и Сибири митрополита Московского и Коломенского Иннокентия (Вениаминова)// [Журнал Московской Патриархии. — 1977. — № 12. — С. 3.


 
© 2008 | Joomla 1.5 Templates by vonfio.de